Все статьи

Из активиста - в ответчика. Как не стать жертвой судебного преследования за «порочащую информацию»

24 Июля
0

В последние годы активизировалось такое направления давления на экоактивистов, как подача гражданских исков о защите чести, достоинства и деловой репутации. Зачастую целью таких судебных процессов является не столько удаление или опровержение той или иной информации, сколько экономическое давление на активиста: взыскание крупных сумм в качестве компенсации морального или материального вреда – просто для того, чтобы деморализовать человека, поставить его в затруднительное положение и, само собой, отвлечь от предмета протестной активности.

Разбираемся с рисками преследований активистов в гражданско-правовом и тем, как можно избежать неприятных последствий собственной публичной активности.

Страна «обиженных»

Россия - страна очень ранимых чиновников и бизнесменов. Количество исков к обычным гражданам и общественным объединениям по так называемым диффамационным конфликтам (диффамация- распространение сведений, которые порочат репутацию) в последние годы просто зашкаливает. Диффамация - весьма широкое понятие, включающее обширный круг нарушений закона и чьих-то прав - от «подмоченной» деловой репутации юридических лиц до оскорбления конкретного человека.

По данным Центра защиты прав СМИ, в нашей стране, ежегодно рассматривается около 4-4,5 тысяч исков о защите чести, достоинства и деловой репутации, часть которых напрямую касается экологического активизма и его публичной составляющей.

Именно публикации о негативных сторонах чьей-то хозяйственной деятельности чаще всего становятся предметом диффамационных конфликтов, когда «обиженная» сторона возмущена самим фактом распространения негативных отзывов или высказываний, вне зависимости от того, являются эти высказывания правдой или нет.

Надо сказать, что далеко не всегда дела по вопросам диффамации заканчиваются решениями в пользу истцов, но отнимают время на участие в судебных процессах, не говоря уже о затратах на юристов, поездки на суды, сбор доказательств, экспертизы и т.п. Потому в любом случае в таки процесса нет ничего хорошего, если только организация, инициативная группа или отдельный активист-ответчик не собираются вывернуть судебную историю в свою пользу, следуя «эффекту Стрейзанд».

Например, в 2016 году подрядчик строительства Ленинградской атомной электростанции-2 (ЛАЭС-2), холдинг «Титан-2» подал в суд на общественную организацию «Зеленый мир», которая опубликовала заявление бывшего сотрудника «Титана-2», заявившего о том, при строительстве АЭС нарушались технические нормы.

Суд отказал в удовлетворении иска, сославшись на то, что истец не смог доказать тот факт, что оспариваемые высказывания касались именно его, как подрядной организации, проводившей работы на АЭС.

Иногда «обиженные» экоактивистами деятели идут в суд даже после того, как «порочащая информация» находит официальное подтверждение. В этом плане показателен случай со ставропольским активистом, руководителем движения «Северо-Кавказское географическое общество» Николаем Касьяновым, который в 2017 году снял видеоролик о проблеме загрязнения бытовым мусором окрестностей курорта Архыз в Карачаево-Черкесии.

Прокуратура провела проверку и подтвердила факты наличия многочисленных свалок на землях гослесфонда, а администрация Зеленчукского района Карачаево-Черкесии инициировала встречу с активистом, на которой стороны конфликта договорились о совместной работе по уборке мусора.

Но уже через несколько месяцев в адрес активиста «прилетело» сразу три иска от органов власти Карачаево-Черкесии (в том числе, от той же самой администрации Зеленчункского района) с требованием «удалить все негативные высказывания об Архызе».

Чиновники настаивали на том, что уже убрали мусор, а блогер продолжает распространять «порочащие сведения». Активиста спасло то, что он не поленился съездить на место и снять новые видеоролики, притом снабженными данными геолокации, где отчетливо были видны следы свежего мусора, а также признаки других экологических нарушений.

Суд отклонил иски к активисту и даже частично удовлетворил его встречные требования, взыскав с истцов расходы на судебные издержки, понесенные Касьяновым.

Имели место прецеденты, когда гражданские процесс в отношении активиста использовался как дополнение к «комплексной» кампании по травле неугодного деятеля.

Свежий пример – дело Сергея Пинягина, жителя Краснодарского края, который боролся с незаконной автомойкой в водоохранной зоне Черного моря и против которого сначала было сфабриковано уголовное дело по вымешенному поводу, а в дополнение был подан и гражданский иск от лица главы Новотаманского сельского поселения в ответ на утверждения активиста, что автомойка была частично построена за бюджетный счет.

В 2019 году Сергей Пинягин был вынужден покинуть страну и попросить политическое убежище в одной из стран ЕС.

Что говорят законы и практика?

Основа реализации права гражданина или организации на защиту чести, достоинства и деловой репутации заложена в статье 152 Гражданского кодекса РФ. Не пересказывая содержание всей статьи целиком, отметим основные моменты.

  1. Опровержение порочащих честь, достоинство и деловую репутацию должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине или организации.

    (Иными словами: если сведения был и опубликованы в таком-то СМИ, то и опровержение должно быть опубликовано там же, если сведения были размещены в Интернете, то истец вправе требовать, во-первых, их удаления, а во-вторых, публикации опровержения на том же интернет-ресурсе).

  2. Если порочащие сведения невозможно удалить без изъятия и уничтожения материальных носителей информации (например, тиража газет, листовок, CD-дисков и пр.), то суд может вынести такое решение, при этом какая-либо компенсация для ответчика за уничтожение его материальных ценностей не предусмотрена.

  3. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

  4. Гражданин вправе требовать компенсации убытков и морального вреда, причиненного порочащими сведениями, а юридическое лицо - убытков, а также компенсации нематериального вреда, причиненного умалением деловой репутации (понятия морального вреда, чести, достоинства не применимы к юрлицам).

О статье 152 ГК РФ и практике ее применения важно знать следующее.

Первое. За последние годы суды научились различать понятия «недостоверная порочащая информация» и просто «недостоверная информация» (не наносящая ущерба чьему-то достоинству или репутации). В последнем случае истец может потребовать только опровержения и удаления такой информации, но не компенсации (что, впрочем, не исключает возможного взыскания с ответчика судебных издержек).

Второе. В законодательстве не определено понятие «деловая репутация», и суд в каждом случае самостоятельно определяет уровень репутации истца, исходя из того, насколько хорошо тот может ее обосновать (например, будет напирать на то, что компания-истец является крупнейшим подрядчиком, участвует в государственных тендерах, имеет за плечами массу хорошо построенных объектов, положительные отзывы заказчиков и т.п.).

Именно об этом говорится в обзоре практики Верховного суда РФ по вопросам защиты нематериальных благ: что одного только факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации.

Именно на истца возлагается обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований: то есть подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т.д.), во-вторых, наступление неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижение.

То насколько суды могут по-разному оценивать доводы истца о его репутации и ущербе для нее, видно на примере дела жительницы Башкирии Светланы Воробевой, которая в 2015 году на своей странице во «ВКонтакте» раскритиковала тендер, разыгранный ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть», по поводу аварийно-спасательных раскопок древних курганов, на месте которых планировалось построить центр наземного вещания.

ФГУП проиграло в трех судебных инстанциях, однако Верховный суд РФ, все же, усмотрел, что использованные автором критической публикации стиль и выражения (занижение стоимости работ, установление демпинговой цены, некомпетентность составителей конкурсной документации, коррупционное и иное незаконное поведение, мошенничество и пр.) якобы указывает на наличие описываемых фактов в реальной действительности, что, по мнению суда, умалило деловую репутацию госпредприятия.

Третье. Что моральный вред, причиненный гражданину, что ущерб деловой репутации организации, должны быть обоснованы и доказаны. Гражданин должен представить доказательства, что он действительно испытывал физические или нравственные страдания (например, объяснение истца о его переживаниях, медицинские документы, свидетельские показания и др.), степень пережитых эмоций (это важно для обоснования суммы, ведь иногда истцы запрашивают до 10 миллионов рублей), а также человек должен доказать причинно-следственную связь между публикацией и испытываемыми страданиями (что вред наступил именно из-за публикаций, а не иных жизненных обстоятельств).

На практике граждане редко могут качественно обосновывать моральные страдания, а суд, удовлетворяя требование об опровержении, автоматически назначает сумму компенсации морального вреда.  В среднем, по наблюдениям Центра защиты прав СМИ, это 10 тысяч рублей.

То же самое касается и юридических лиц. Да, как уже говорило выше, Верховный суд указывает на возможность юридического лица в случае умаления его репутации защитить свое право путем предъявления требования о компенсации убытков или нематериального вреда. Но этот вред надо умудриться обосновать в цифрах.

В этом плане ярким примером того, когда «обиженное» предприятие так и не смогло объяснить, в чем именно выразился ущерб его деловой репутации и в какую сумму он вылился, является судебная тяжба между организацией «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» ФГУП «Бейсугское нересто-выростное хозяйство»: госпредприятию не понравилось, что экологи в своей публикации назвали его руководителя «губителем природы», в связи с чем потребовали с общественников 1 млн. рублей в виде компенсации деловой репутации.

Двухлетний судебный процесс закончился полным проигрышем для ФГУП: во-первых, оно не смогло пояснить, какое отношение частная репутация его руководителя имеет к репутации всего предприятия, а во-вторых, не представило никаких доказательств нанесения ущерба самому предприятию.

Сегодня по искам о защите репутации организаций суды взыскивают, как правило, конкретный имущественный ущерб, нанесенный публикации, который организация может документально доказать (например, что публикация повлекла разрыв контрактов, падение в стоимости акций предприятия, отказ в выдаче банковского кредита и т.п.).

Четвертое. Есть обширная практика Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который в своих решениях неоднократно отмечал, что свобода выражения мнения распространяется не только на информацию и мнения, воспринимаемые положительно, но и на оскорбительные, шокирующие или причиняющие беспокойство. Указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма, без которых бы не существовало демократического общества. Очевидно, что интересы защиты репутации должны ставиться в сравнение с интересами открытой дискуссии и острой общественной необходимости.

Из этого следует, что национальные суды обязаны, во-первых, разделять понятия факта и мнения (оценочного суждения), а во-вторых (это в особенности касается общественных активистов), делать оправку на то, что лицо, распространившее порочащие сведения, действовало в общественных интересах, а не в своих личных.

Как обезопаситься от диффамационных претензий?

Как ни странно, но защититься от диффамационных претензий и исков, в общем-то, несложно. Есть набор достаточно очевидных правил, которые могут помочь избежать многих проблем при публикации того материала или поста или при публичных высказываниях.

  1. Перепроверяйте информацию! Не практикуйте в погоне за хайпом или скандальной известностью «автоматическое» распространение любой стека ющейся к вам информации. Перепроверьте ее даже в том случае, если вы целиком доверяете источнику. Рекомендуется самостоятельно проводить «тест на диффамацию» — проверить материал на наличие пяти признаков диффамации:

  • сведения распространены,

  • не соответствуют действительности,

  • имеют порочащий характер,

  • идентифицируют конкретного гражданина/организацию, поданы как факты.

    1. При наличии малейших сомнений в достоверности информации, не используйте формулировки в форме утверждений. Для таких случаев больше подойдут выражения: «вероятно», «возможно», «имеются основания полагать, что», «по имеющимся признакам» и т.д. При отсутствии четкой определенности, является ли высказывание автора оценочным суждением, есть смысл сопровождать ее следующими маркерами: «на мой/наш взгляд», «по моему/нашему мнению» и т. д., указывающими на то, что высказывается именно частное или групповое мнение, а не утверждения «в последней инстанции».

    2. Ссылайтесь на источник информации всегда, когда это возможно (если сам источник не просит сохранить себя в тайне и нет угрозы для его безопасности).

    3. Примите меры по сохранению доказательств. Обязательно сохраняете любые документы, фото- и видеоматериалы, письма, обращения к вам (если это были электронные письма или личные сообщения в мессенджерах или социальных сетях - сделайте скриншоты соответствующих страниц)

    4. Если поступила претензия со стороны «героя» вашей публикации, во-первых, внимательно ее оцените на предмет обоснованности, сопоставьте с имеющимися у вас доказательствами обратного. Если претензия обоснована и имеет под собой свидетельствующие, против вас факты, то пытайтесь уладить вопрос путем переговоров и нахождения разумного компромисса: например, можно предложить удалить спорную публикацию, опубликовать самостоятельное опровержение или ответ-реплику вашего оппонента в том виде, в котором он хочет его видеть.

    5. Если герой публикации все-таки обратился в суд, ищите квалифицированного юриста, имеющего опыт в делах о диффамации (рекомендации по поиску надежного юриста можно почитать здесь). Грамотный защитник поможет выстроить правильную стратегию в суде на основе тщательного анализа иска и обстоятельств конфликта. Как уже говорилось выше, судебная практика пестрит примерами, когда экологические организации или активисты отбивались от исков, играя на ошибках оппонентов, разваливая доказательства, упирая на необоснованность или избыточность предъявляемых требований.

    6. Не относитесь к судебному процессу халатно, не пропускайте заседания без уважительных причин. Практика такова, что большую часть необходимых шагов для своей защиты делается в суде первой инстанции – именно на этой стадии важна максимальная выкладка ваша и вашего защитника, слаженная координация между вами.


    Фото: 123rf.com


    Дмитрий ШЕВЧЕНКО


    Подписка на рассылку
    Будь в курсе наших событий